Новости — 24 декабря 2009 (часть 2)

24.12.2009

Есть какой-то особый метод работы на подготовительной стадии, который помогает сделать окончательное световое решение. Что ты делаешь? Ты приходишь на репетиции? Просматриваешь фотографии?

Я вообще изучаю сейчас массу вещей. Ищу информацию в интернете, смотрю разные книги, фотографии, хожу по улицам. Особенно здесь, в Москве, я много гуляю, смотрю, какой свет используется в разных пространствах. Смотрю на дома, на архитектуру. Очень важным становится все, что нас окружает.

Ты уже видела площадку, где будет премьера спектакля?
Да, это зал «Оливье» PRОЕКТА_FАБRИКА. Мне нравятся такие площадки – не типичные театральные площадки, а что-то иное. Мне нравится работать в таких пространствах. Здесь можно пробовать разные вещи – не только традиционный свет. Но конечно, все зависти от того, что мы будем в итоге делать.

Что ты уже знаешь о спектакле?
Я знаю название…, но лучше спросите у Виктора. Знаю идею. Но работа еще только в самом начале. Не знаю, можно ли вообще сейчас об этом говорить.

Есть мнение, что с помощью света можно превратить дурнушку в красавицу. Что ты думаешь об этом?
Ну, иногда свет очень помогает. Свет преображает вещи. Свет важная часть представления. Если посмотреть спектакль со светом и без света – это будут два разных спектакля.

Когда ты встретилась с танцовщиками, у тебя появились какие-то идеи, какой свет им может подойти?
Если честно, нет. Я никогда не делаю свет в расчете на людей. Я всегда смотрю на то, что делает режиссер, хореограф. Опираюсь на идею, а не на актеров.

Есть ли связь между светом и музыкой в спектакле?
Безусловно. Когда создается спектакль, в нем все должно быть взаимосвязано – свет, музыка, все. Мы всегда работаем над музыкой и светом в связке. Характер музыки и характер света – они должны подходить друг другу. Если музыка жесткая, а свет романтичный – это не сработает. Поэтому очень важно работать вместе. Спектакль – это работа в команде.

В России часто возникает проблема со световым оборудованием – многого нет, многое очень дорогое. Насколько технически сложным будет освещение в данном проекте или ты готова работать с простыми приборами?
Я буду использовать и адаптировать то, что есть. Конечно, я могу потребовать 100 софитов – но ведь их нет. Если есть 20 – я буду работать с этими приборами – не проблема. Не впервой.

У тебя есть какие-то приемы, как с минимальным оборудованием сделать хороший свет в постановке?
Иногда нехватка приборов – это даже хорошо. Это очень подстегивает творческую составляющую. Приходится быть изобретательным. Я часто делаю по-настоящему хорошую работу при очень небольшом количестве оборудования. Надо творить. С другой стороны, большой выбор – тоже неплохо. В конечном счете, все зависит от постановки. Виктор прекрасно это знает и понимает. Когда мы знаем, что приборов будет немного, мы с самого начала думаем, как с этим работать. Значит, мы делаем что-то простое и не ноем «нам бы это, нам бы то». Так ведь работать невозможно.

В Москве в начале зимы не очень много света. Что тебя вдохновляет здесь сейчас?
Когда я гуляю, мне очень нравится смотреть на окна офисов и других рабочих помещений. Мне нравится смотреть на цветовое решение офисов. Они все такие разные и снаружи смотрятся здорово.

Ты общаешься с актерами?
Да, мы много разговариваем. Обычно я прихожу на репетиции. Мы обсуждаем работу. Я расспрашиваю про Москву, про театры, про их самостоятельную работу. Очень позитивное общение.

Ты уже работала с Виктором в совместных проектах?
Да, мы знакомы тысячу лет, много работаем вместе, я знаю, что ему нравится – так что у нас полное взаимопонимание.

Ты споришь с Виктором в процессе работы?
Конечно, мы же живые люди и наши взгляды не всегда совпадают. Но это неплохо. Для работы даже хорошо.

Как художник по свету – есть ли у тебя свой собственный месседж в каждой работе или ты присоединяешься к общей идее спектакля?
Конечно, я присоединяюсь – но все равно то, что я делаю, это моя работа, мой взгляд на вещи. Я же создаю нечто новое. Конечно, когда работаешь с кем-то, ты работаешь ВМЕСТЕ, но у тебя есть свое мнение об этом, свое видение. И в итоге это заметно. Я делала свет для одного проекта – и никто не знал, что это была я. И после представления люди спрашивали «Кто делал свет?» – «Вильма» – «Ну конечно, это заметно». И это хорошо. У меня есть свои приемы, свой почерк. Конечно, важно работать НА спектакль, но все равно это же Я делаю свет. И моя работа все равно будет заметна.