Новости — 29 декабря 2009

29.12.2009

Тем более за ненадобностью нас просто сократили в ДК, где занимался коллектив. Это, видно, подстегнуло, или время пришло… Пришлось развить бурную деятельность и в 1992г. Совет Народных депутатов г. Челябинска учредили наш театр, который до 1997г. назывался «Русский вариант». Мне все больше времени и сил пришлось уделять деятельности руководителя.

Благо с середины 90-х годов активную творческую деятельность начала Ольга Пона. Она очень поддержала меня, коллектив, своими оригинальными постановками. В театре она получила поддержку и начала очень быстро прогрессировать и, конечно менять репертуар театра. Основной формой становиться спектакль – это более удобно и экономично. Но сейчас мы работаем над включением в репертуар концертных программ. Примерно так коротко об истории – но это целая жизнь…

Почему вы стали заниматься именно современным танцем?
По образованию я технолог по сварке и хореограф. В 27 лет только получил хореографическое образование, так как до этого времени танцевал просто как любитель, потому что считал, что я не нашел еще тот вид искусства, которым можно серьезно заниматься. Только путем эксперимента нашел, что искал – тогда не было еще названия «современный танец», кто-то называл это явление хореографии «свободной пластикой», кто-то называл «модерном» – не было определения. Вот этим непонятным искусством я и начал заниматься.
Народный танец меня не увлекал, классический тем более. Тогда я и создал свой коллектив, которым непосредственно занимался как хореограф и руководитель. Мне было интересно, я был увлечен и видел перспективы в развитии именно этого вида хореографии. Думаю, я не ошибся. А вообще-то в истории того, как и почему я стал заниматься современным танцем, есть элемент мистики. Я очень искал выразительные средства. Мне негде было посмотреть. Не было никаких видеозаписей, никаких семинаров, поездок. Это было начало 80х годов. Я все время искал решение, как создать новый танец, из каких движений.
Однажды я увидел сон, где танцует трио ту хореографию, которую мне надо, о которой я мечтал. И до того этот сон был явный, что я начал осуществлять характер увиденной пластики в своих работах. Когда появились видеозаписи, мне довелось впервые увидеть творчество Иржи Килиана, тогда я увидел в записи то трио, которое мне приснилось.
Большое влияние на меня оказали встречи с Евгением Панфиловым. Он только начинал, у него был любительский коллектив, тоже Народный театр. Я поехал в Пермь специально, и тогда состоялось наше знакомство. Когда я впервые увидел его работы, я был просто поражен, потому что увидел очень похожее на то, что делаю я. То есть мы одинаково шли независимо друг от друга к той хореографии, которую делали. Видимо просто пришло время, когда должна была появиться такая хореография, не зависимо от разницы людей и их местонахождения.

Когда вы начинали работать, где вы находили танцовщиков, которые мыслили также как вы? Ведь в то время современный танец был просто экзотикой?
У меня тогда был студенческий коллектив, а студенты всегда люди прогрессивные, и они услышали что есть, хореографический коллектив, который занимается не народным, не классическим, не бальным танцем, а чем- то другим. И пошли студенты. Было у меня в коллективе 30 человек. Пришлось даже отбирать. Когда состоялось первое представление, двери трещали буквально под напором зрителей. Спектакль назывался «Большое в малом». Мы до сих пор храним афишу того представления. Вот такой интерес был тогда к новому виду искусства…
Кузница профессиональных кадров в г. Челябинске это Академия искусств и культуры и колледж культуры. Основу театра сегодня составляют их выпускники.

Где вы брали информацию о современном танце в те далекие времена? Ведь до сих пор в России не очень много информации об этом направлении и многие вообще не представляют себя, что же такое современный танец.
Я предлагал не раз «Давайте определим, что такое современный танец!», потому что нет такого определения. Отсюда возникает много проблем. Под этой названием представляют, что угодно – и уличные танцы, и перформансы, и какие-то движенческие творческие работы, которые отнести к танцу очень трудно, современный танец в широком смысле и в узком… Запутались не только зрители, но и сами хореографы, а танец, как вид от этого только теряет свои позиции, не смотря на творческие достижения талантливых хореографов. Нет определения, хореографы руководствуются принципами.
Это авторское искусство, поскольку существующие виды хореографического искусства, такие как классический танец, народный танец, строятся на сложившихся определенных движениях, у них есть «кирпичики», из которых складывается фундамент творческой работы, а в современном танце такого нет. Этот «кирпичик», хореограф должен сам создать. И он придумывается в зависимости от автора: какой человек, как он думает, живет. Поэтому у каждого хореографа своя авторская хореография.
Текучесть, неповторяемость движений. Это для того, чтобы максимально приблизиться к естественности жизни.
Концептуальность, то есть содержательность движения, танца, обязательно разработка мысли. Это интересно в танце – своего рода исследование мысли, состояния, настроения. Музыка – может быть совершенно разной. Если в других видах танца она определенного характера, то здесь музыка может быть от фольклорной до симфонической, а также фоновая. Очень много постановок современных авторов строятся просто на каких-то звуках. Здесь важна атмосфера.
Не обязательная ритмизованность, движения могут строиться совершенно неритмически. Хотя ритм существует, но он чаще не прямолинейный. Можно продолжить перечень принципов, но демонстрирует их только очень талантливый, умный и трудолюбивый хореограф.

Используете ли Вы или Ольга в своих постановках что-то из других видов искусства – из живописи, фотографии, скульптуры?
Мы используем образы из жизни. Что такое искусство? Сумма впечатлений от жизни. А жизнь — это все: и быт, и искусство, поступки с которым мы сталкиваемся. Все суммируется в тех образах, в тех работах, которые создаются. Меня часто спрашивают «Как вы это придумали? Откуда это появилось?». Это мои переживания, мои состояния. Но я понимаю, что они не интересны будут всем, если это только мое. Я беру то, что свойственно многим: какая-то ситуация, какое-то определенное состояние – то есть, то что является актуальным для многих, и для меня тоже, формируется проблема, и эта проблема, разрабатывается в постановке. Конечно, я трансформирую впечатления от изобразительного искусства, и музыки, каких-то фольклорных образов. Но такой подход спорный. Другие работают иначе.

Расскажите о коллективе Челябинского театра современного танца.
В театре работают красивые люди. Коллектив состоит в основном из зрелых танцовщиков. Они не случайные люди. Это люди, которые искренне любят искусство современного танца. Пришли в театр не деньги зарабатывать.

Театр участвует в очень многих фестивалях и не только в России, но и за рубежом. Как вам удается быть такими активными?
Мы вынуждены.

Это ваша инициатива?
Это наше желание, и мы благодарны тем, кто нас заметил, наше творчество, и кто приглашает нас на фестивали.

Как они о вас узнают?
Фестиваль — он для чего? Чтобы увидели и познакомились как можно больше людей. На фестивали съезжается много специалистов, тех, кто любит это искусство. Просматривают программу, а по приезду домой, порой находят возможность провести фестиваль в своем регионе. И иногда приглашают нас. Вот такая цепочка. Нам это выгодно, потому что как многие театры современного танца, мы не имеем помещения, где могли бы давать свои представления. Почти всегда остаемся в минусах, когда даем представление в своем городе, потому что все съедает аренда. Когда же нас приглашают на фестивали, мы, по крайней мере, не несем расходы. Поэтому мы с удовольствием откликаемся на все подобные предложения, даже если трудная поездка, поскольку пересадки, перелеты, вещи, погрузка.

Какие фестивали дали наибольший эффект для дальнейшей работы?
Не могу выделить. Каждый фестиваль имеет свое лицо, свое назначение. Ну, разумеется, традиционный – уже считается наш родной– фестиваль «ЦЭХ», возможно благодаря которому у нас состоялось много поездок. Мы также видим новые коллективы, которые открывает «ЦЭХ» для нас для всех. На этот фестиваль приезжают продюсеры, директора фестивалей. Через этот фестиваль происходят также творческие знакомства. Спасибо фестивалю «ЦеХ». Театр семь раз принимал участие в фестивале «Золотая маска». Участие в нем тоже имеет большое значение для театра.

Как вы попали в проект Intradance?
Cначала я не придал особого значения этому проекту. Французский культурный центр в Екатеринбурге сообщил, что будет такой проект и что мы можем принять участие в конкурсе, и если нас отберут, то мы можем участвовать в нем. На все начинания мы идем с удовольствием. Но сначала как-то не придал особого значения серьезности этого проекта. Интерес особенно пробудился тогда, когда получили информацию, что мы отобраны для участия в проекте. Мы с полной серьезностью, уважением и вниманием отнеслись к этому предложению, и посчитали за честь участвовать в проекте.

Как в Челябинске появился испанский хореограф Асьер Забалетта?
Он наш давний знакомый – правда он об этом не знает. Опять же благодаря фестивалю. Был фестиваль в Вильнюсе. Он там представлял свою работу. Это был его авторский моноспектакль– он его сам сочинил, сам исполнял. Нам понравилось, как он мыслит, его характер, образ мышления внутри спектакля, как он решает задачи. Мне тот спектакль показался не очень удачным, но понравился ход его размышлений в этом спектакле, подход к решению спектакля – ведь не всегда все удается. Ольге Пона, Асьер тоже показался интересным хореографом. Поэтому попросили, если по конкурсу пройдет Асьер Забалетта, то мы хотели бы чтобы он сделал работу у нас в коллективе. Оказалось, что Асьер прошел конкурс. И наше желание оказалось реализовано.

В Челябинске есть другие коллективы, которые занимаются современным танцем или близкими направлениями?
Есть любительские коллективы, в основном студенческие. К удовольствию своему могу сказать, что их руководители наши танцовщики — или в прошлом, или в настоящем. Эти коллективы участвуют тоже в фестивалях и конкурсах, мы этому очень рады. Но хотелось бы, чтобы был еще какой-то профессиональный коллектив. Хореографы есть! Светлые головы нашлись бы. Но трудно очень в настоящее время найти базу, учредителя и материальные возможности.

Кто поддерживает ваш театр?
Основная поддержка – это администрация города Челябинска. Мы являемся муниципальным учреждением культуры. Наш учредитель – Управление культуры города Челябинска. Также мы признательны творческому объединению театров танца “ЦЕХ» и фонду Форда за периодическую поддержку.